Аня Ходорковская, студентка Венской Академии Изящных Искусств рассказала «Политической пропаганде» о разнице в образовании,

о городе Фрейда и о другом отношении к времени в процессе обучения.

 

Оксана Шалыгина  сентябрь 2012

 

 

©25.media.tumblr.com

 

 

Существует такой миф, что отучившись на Западе, ты можешь смело приехать в Россию и сразу выстрелить как новый «венский», «немецкий», «английский» художник,

с чем это связано, почему до сих пор преувеличивается значение всего иностранного в России?

 

 

Вопрос содержит в себе ответ — да, существует и да — значение преувеличено.

Я не знаю, почему, потому что «заграница». Наверное, это надо не у меня спрашивать, а у историков. Почему так было сто, двести и триста лет назад? Почему Петр I, почему Екатерина, почему джинсы заграничные? Вот такой прозападный менталитет, такая прыгающая истеричная самооценка.

Либо гений, либо пропащий человек.

На западе самооценка, как и жизнь, стабильнее. А стабильность — показатель качества и профессионализма. Видимо, поэтому.

 

Есть ли принципиальное отличие  русского студента от студента западного и в чем оно?

 

 

Есть. «Западному» все пофиг. Он (она) себя любит. Он (она) уже художник, а не ученик. Преподаватель выполняет функцию старшего товарища по цеху.

Когда у профессора (мастера) заканчивается контракт с академией,  проводится публичное собеседования с  претендентами, и жюри из студентов выбирает нового преподавателя. Возможно, это только в художественных ВУЗах, так как сюда поступают осознанно люди разных возрастов и статусов.

 

 

Hans in front of «selfportrait 1996″ foto by: Del La Grace Volcano London 1996

 Какое  ощущение от венской художественной среды?

Вена, все-таки, — город Фрейда, тут очень много гендерного. На мой взгляд, это главная особенность. Художники очень любят обсуждать свое сексуальное, гомосексуальное, гетеросексуальное, выражать это в своих работах, своем поведении, одежде.

 

Почему ты выбрала именно Венскую академию изящных искусств,  ведь есть еще Лондон, Нью-Йорк, Париж?

 

 

Из практических соображений. Нью-Йорк — далеко, Лондон — дорого, Париж — французкий, а Вена — английский.

Но я не жалею. Мне нравится эта Академия.

 

 

Можешь ли сравнить профессионализм преподавания с российскими Вузами? Разные ли подходы к процессу обучения студентов? Отличаются ли отношения преподаватель -студент?

 

 

Подходы диаметрально противоположные. Студент приходит с мыслью «я уже специалист, просто кое-чему надо подучиться». На этом строится и вся система обучения.

Студент сам выбирает себе предметы, сам составляет расписание, сам просит  о консультации у профессора.

Короче, это почти самообразование.

В российский ВУЗ приходят 17-летние дети неосознанно, потому что ходили в «художку», самоорганизоваться они не могут. И обучение происходит соответственно по школьной схеме, куда сказали — туда пошли.

В венской Академии ты можешь учиться только с пониманием того, чего хочешь, поэтому и система такая. Это замкнутый круг.

Также и с преподаванием. В России много прекрасных талантливейших педагогов, но, к сожалению, они являются заложниками системы.

Хотя многие из них, борются, как могут, чтобы воспитать самостоятельно мыслящих личностей.

 

 

with: Jordy Jones foto by: Daniel Nicoletta / San Francisco 1995

Важно ли лично для тебя, чтобы преподаватель сам являлся успешным в своем виде деятельности? Являются ли преподаватели Венской академии больше практиками или теоретиками современного искусства?

Первый вопрос сложный. И да, и нет. Учиться у звезды, конечно круто, и уважение к словам успешного художника больше. С другой стороны, что такое успех? Известность? Одаренность? Бездарных профессоров тут нет. А успех преподавателя — успех его учеников. Знаменитый тренер, «отец русского баскетбола», Александр Гомельский, не был выдающимся баскетболистом. Так что успех — понятие относительное, и я стараюсь смотреть дальше подобных стереотипов.

Большинство преподавателей однозначно являются практиками в своей области, но они все образованы и хорошо знают теорию. Помимо профессоров в каждом классе есть ассистенты, среди них встречаются порой «чистые» критики и теоретики.

 

 

Egon Schiele (c) Leopold Museum, Vienna

 

 Как часто можно переходить на другой  курс, по желанию или только по окончанию?

 

Другой курс — это другая специализация, другой профессор?

По окончанию каждого семестра. Нужно поговорить с профессором, к которому хочешь перейти, и если вы оба ЗА, то велкам в другой класс!

 

 

Изменилось ли твое отношение к учебе в самом процессе обучения. В чем?

 

Да, изменилось. Вначале для меня шокировала полная самостоятельность студентов, и я разочаровалась, что ничему тут не учат. 

Теперь я привыкла, но до сих пор постигаю некоторые тонкости местной образовательной системы.

 

Как проходят обсуждения проектов?

 

Andy Warhol (1928-1987) Querelle, c. 1982
Oil-stick and felt-tip pen on acetate over silkscreen, inks and paper
Private Collection
© VBK, Vienna 2012

Здесь люди, в том числе и художники, по-другому относятся к своему времени. Они  готовы уделять хоть час своего времени каждой, даже совсем невнятной, работе. Меня иногда начинает от этого колбасить. То есть готовность людей делиться друг с другом временным ресурсом для меня ново и интересно. Это заставляет ответственнее относиться и к своему творчеству.

 

 

Существует ли цензура применительно к идеям художника? Участвовала ли ты проектах, которые спонсирует иностранный фонд?

(Если да , то следующий вопрос)  Есть ли запретные темы для проектов?

 

Нет

 

Сейчас в России возрос интерес к акционизму, перформансу, левой культуре, политическому искусству, — как ты к этому относишься, и является ли политика частью твоего творчества?

 

 

Политика является частью любого искусства.

Поэтому под словосочетанием «политическое искусство», видимо, подразумевается пропагандистское? Или какое?

Я не очень понимаю этот термин, все-таки я еще студентка.

К перформансу и акционизму отношусь положительно, вообще люблю разные медиа и их комбинации, я всеядна в искусстве.

И даже если мне не нравятся какие-то отдельные работы, я стараюсь и к ним относиться толерантно.

К левой культуре отношусь уважительно, пока она

а) остается культурой и стоит за свои иделы, а не становится пустой примочкой модного лайфстайла художественной общественности и

б) пока она не агрессивна и не причиняет никому вреда.

 

 Есть ли в Вене, как и в Москве определенная арт-тусовка, где зачастую лоббируют одних и тех же художников?

 

Thomas Ruff «Nudes vg 02» © VBK, Vienna 2012

Это такой вопрос, в котором как бы заранее раскритикована московская тусовка, в которой все всех лоббируют, а я тут типа подыгрываю, и давай про венскую тусовку тоже разоблачать или наоборот говорить — Нет!

 

В Европе все не так!

 

 

И действительно, тут все не так. Австрийское общество находится уже на такой стадии развития, когда люди размножаются почкованием и живут в одинаковых по размеру гофрокартонных коробках на улице.

Поэтому такие слова, как «лоббирование» можно найти только в раритетных словарях древненемецкого языка.

 

 

Ходят ли в художественной среде легенды о Венских акционистах? Есть ли «бунтарский дух» в нынешних студентах?

 

Pierre & Gilles « Vive la France» 2006,Private Collection, © Galerie Jérôme de Noirmont, Paris

 

 

Вчера на площади помитинговали за права эмигрантов,

сегодня за снос дерева во дворе, а завтра расскажут, что мясо есть не хорошо. Все довольны.

 

Одни студенты сделали кино о  постколониальных делах, другие фотопроект о турецких эмигрантах, третий нарисовал красивую картинку. Все получили пятерки. Все довольны.

 

Легенда венского акционизма, Герман Нитч, живет в Австрии и имеет в Вене фонд собственного имени.

Там же он иногда устаивает перформансы, на которых его молодые рабочие месят красную краску на столе, а Нитч ими дирижирует и одновременно вместе с гостями дегустирует вино с собственных виноградников из бутылок с репродукцией его работы на этикетке. Это вино можно приобрести там же.

Студенты относятся к венским акционистам в рабочем порядке и тоже мечтают о виноградниках.

А вообще, и бунтари, и гедонисты, здесь любят вечеринки и тусоваться, поэтому им больше нравится Желатин.

 

©glossom.com/collections/leigh-bowery-2

 

Что сбылось и что не сбылось от твоих ожиданий или стремлений? Что разочаровало, а что оказалось лучше чем, ты думала?

Надеюсь, что все еще сбудется.

Разочаровала бюрократия, бумажки, сложности с визой. Я все это ненавижу.

Остальные все разочарования и радости касаются творчества и личной жизни.

 

Какой ты можешь дать совет студентам, подумывающим о продолжении своего образования за рубежом, и существует ли,  формула успеха, которую ты могла бы порекомендовать  молодым художникам?

 

Формулу успеха мне пока что рано выводить.

 

А рекомендации мои таковы — не стесняться, не бояться, не спиться, не скуриться.

 

 

 

 

 

 


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Просмотров: 591

Комментарии