Бодимодификатор Апосум Ракета рассказал Оксане Шалыгиной о морфологической свободе в России, о преодолении боли и о том, почему он 2 года не ездит в метро.

 

 Оксана Шалыгина сентябрь 2012 год

 

 

источник korefun.net шрамирование ; Густав Климт «Дерево Любви»

 

 

Расскажи немного про модификации тела, существуют ли какие-то определенные истоки?

 

Существует множество племен, в культуре которых практикуются телесные модификации, по разным причинам. Чаще всего это обряды, которые остались от предков. А в Индонезии есть цирк уродов, где выступают люди с дефектами внешности, например человек-дерево, человек-осьминог, человек с сиамским близнецом-паразитом, который у него не вылез до конца, они все выступают в цирке на сцене.

 

Культура модификации  тела тоже разрастается как показывание цирковых элементов на сцене, допустим, мои друзья выступают по придуманному сценарию, они сверлят, вбивают гвозди в тело, протыкают себя иголками.

Сверление, например, делается обычной дрелью, но делать это надо, просто отключившись от тела, мозг от боли просто отключается. Все делается на живую, сверлиться неглубоко, потому что кожа начинает накручиваться и это уже другая  боль, жжение сильное.

 

Густав Климт » Ожидание» фрагмент

 

Лично я  пробовал только гвоздь вбивать в нос. Он до какого-то места вбивается, но дальше уже слезы текут, хочется чихать, и вытащить его.

 

У нас в Россию все это приехало с человеком, который открыл студии Wild Cat  в Москве.  И в одной из них подвешивали, это было новинкой для людей. Это был 2002 год. Владелец студий сам платил деньги тем, кто висел в нестандартных, интересных позах. Там же и снимали программы  НТВ, канал Discovery, «Части тела» и «Профессия Репортер».

 

 

Объединяет ли людей производящих эти процедуры какая-то общая идея?

 

 

Идея — это украшать себя, это и внешнее, и духовное.

 

 

  Зачем ты это делаешь?

 

Мне это нравится, у меня задача продвинуть это все.

Я работаю на постоянной основе в шоу-программе на Therapy session, у них истоки идут из Англии, Америки. Я иду сейчас как бренд, и делаю шоу программу. Приезжают ди-джеи  со всего мира и  сами  нам пишут, чтобы вместе выступить. Общая идея такая, чтобы это все развивалось.

 

Есть культура  модификации тела, которая была и будет, каким бы ни был человек.  

 

 

Когда ты делаешь прокол, ты испытываешь некую боль?

 

источник korefun.net

 

Да, боль. Перед тем как сделать прокол у тебя есть страх, но перебарывая его, ты получаешь адреналин. И доказательство того, что ты пережил, в виде серьги или тоннеля.

 

 

А после этой боли в тебе меняется что-то?

 

 

Да. Ты переходишь на другой уровень. У меня большинство страхов ушли.

 

 

Чем, на твой взгляд, обусловлено неприятие подавляющей части общества к такому проявлению морфологической свободы?

 

 

Те люди, кто противится этой культуре, сами даже боятся одеть другую одежду. Они несвободны. Я знаю людей, которые не меняют облик на протяжении долгого времени, прическа, стиль, цвет волос. Например, парень запрещает своей девушке что-либо менять в своем облике, а они вместе со школы.
А у гопников, причина другая, это не образованные люди, которые сидят в своем районе, ничего не видят и ничего нового не принимают.

 

Некоторые считают, что это от безделья все, но это не так.

 

Это такая культура тела.

Густав Климт » Ожидание»

 

 

 Что ты думаешь об эвтаназии?  

Если бы у меня были проблемы,  я бы отнесся положительно. Если человек просит и хочет, значит нужно. Можно 20 лет мучится, и после умереть мучительной смертью.

 

Среди людей практикующих модификации тела, прослеживается тенденция к демонизации своей внешности. Это как-то связанно с религией? Или здесь скорее можно говорить о влиянии киноиндустрии или анимации?

 

 

Нет, с религией это точно никак не связанно. Скорее, можно говорить, о влиянии индустрии, а не киноиндустрии. Мне предлагали сняться, сыграть роль сына. Я отказался,  не готов был учить сценарий на несколько серий. Я снимался в документальных фильмах.

 

Цель, —  это интерес ощутить боль или перебороть боль. По поводу боли?

 

 Пирсинг это секундное удовольствие. Ты одел, ощутил боль и носишь уже как украшение. На теле каждый квадратик болит по-своему.

 

 

А чем эта боль отличается от боли, когда тебя избили, предположим?

 

 В этом тоже есть загадка. У меня нет такой страсти,  испытывать боль, получая в лицо, в голову или ломая кости.

 

Я занимался разными видами спорта и испытывал разную боль. Я думаю, что человек, который умеет драться, и уверен в себе, испытывает, возможно, такой же адреналин, как я от подвешивания.

 

источник otopr.ru

 

 

 Приступая к новой модификации, что является для тебя основным приоритетом,  - вкладывание и визуализация каких-то смыслов, или постепенное приведение тела к какой-то единой стилистической завершенности?

 

 

Есть и то и то. Первое, это когда делаешь, например татуировку и тебе перевели картинку, ты сразу видишь, что получится. Если не нравится,  не делаешь, а если нравится, делаешь. А второе, это когда терпишь боль, для того чтобы было красиво.

 

Все-таки делая татуировку или модификацию, ты думаешь, о том, как ты будешь выглядеть или что это значит, может жизненный этап?

 

 

В первую очередь, конечно, как это будет выглядеть, а потом все остальное.
Сейчас практикуют такую модификацию, как обрезание. Петр Хамин, например, из Москвы мастер, он обучает проколы делать. Он обрезание сам себе делал.

 

У иудеев это связано с религиозным культом, а здесь это не связано?

 

 

Нет, не связано, конечно, это скорее гигиенично.
Надо сказать, что в почти все проколы делают без анестезии. Только если большие имплантаты, тогда только применяют.

 

Что такое, по-твоему, эстетика?

 

 

                                                 У каждого своя красота. Когда ко мне клиенты приходят и просят сделать тоннель в губе, я до последнего спрашиваю: — «вы  точно уверены»?
Чаще всего даже отказываюсь делать, так как считаю это не эстетичным.

 

Как ты думаешь, каким образом у людей формируется представление, что такое красота?

 

Густав Климт «Stoclet Pallas»

 

У каждой страны свой менталитет, свое воспитание. В России,  большинство людей тебя оценивают с внешней стороны.

 

Как ты считаешь, существует ли в России морфологическая свобода, и какие могут быть здесь реальные перспективы для культуры модификации?

 

 

Есть такой Факир Мусафар, мировой  прародитель модификации тела, он старый дед уже. Но он мастер классы дает, прокалывает сам себя. Он висел  весь проколотый спицами, как в коконе. И он говорит, что если принять боль, такой, какая она есть,  то можешь сам извлечь из  боли  какой-то плюс.
Я когда начал подвешиваться, понял, что именно такое,  боль, — такая, какая  она есть.

 

Подвешивался в жестких позах, в тандеме, за коленки, так вообще мало кто висит. Боятся боли. Единственный в мире, кто подвешивался за голову, это я был. Был один крюк в голове.
В  России право на свое тело как-бы есть, но встречаются большие препятствия на пути этого права. Развивается эта культура очень медленно,  благодаря  только отдельным личным инициативам. Но я не хочу уезжать из России. Пока  нет тех людей, кого бы я обучил.

 

источник otopr.ru

 

 

Можно ли говорить о том, что происходит социальная дискриминация по внешнему признаку?

 

 

Да происходит. Я уже два года не езжу в метро. Это одна из причин отказа при принятии на работу. Остаются только грязные работы, типа стройки.

В основном остается или эта сфера деятельности (тату салоны, пирсинг) или работа на удалении (фрилансером).

А еще есть фашисты, полиция, гопники, фанаты футбольные; модификация тела, — это хорошая причина для нападения на человека.

 

Гопники, фашисты, фанаты, устройство на работу, то есть все это старается держать человека, который модифицирует  свое  тело, в ограничении его свобод?

 

 

Да, в России внешний вид является поводом для ограничения свобод.

 

 

 

 

 


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Просмотров: 852

Комментарии